Это картины Старых мастеров? – Они заложены в ломбарде

Йан Пек, слева, и �эйрд Рэйн, Art Capital Group, на фоне произведений искусства, которое когда-то было заложено, а теперь является их собственностью.
Йан Пек, слева, и Бэйрд Рэйн, владельцы Art Capital Group, на фоне произведений искусства, которые когда-то были заложены, а теперь являются их собственностью.


That Old Master? It’s at the Pawnshop
February 24, 2009
By ALLEN SALKIN
http://www.nytimes.com/2009/02/24/arts/design/24artloans.html?_r=2&pagewanted=all

Прошлой осенью, фотограф Энни Лейбовиц, взяла взаймы $5 милионов долларов у компании Art Capital Group. В декабре, она одолжила еще $10.5 миллионов там же. Как обеспечение кредита, среди других вещей, она использовала свой городской дом в Гринвич Вилладж, загородный дом и нечто еще: права на все свои фотографии.

Другими словами, согласно документам, одна из наиболее успешных фотографов фактически заложила каждый щелчок затвора, который она сделала или сделает, до тех пор, пока ссуда не будет выплачена.

(more…)

  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Tumblr

Dan Havlik: Sony Alpha DSLR-A900

http://www.pdngearguide.com/gearguide/content_display/reviews/e3i95f44f0196771783a9fa2e0a1e5f6587

Sony A900

Sony A900 Для студийных фотографов с ограниченным бюджетом, этот полнокадровый, 24.5-мегапиксельный монстр от Sony – отличный выбор. Хотя шумные изображения, сделанные при плохом освещении, могут кому-то не понравиться.

У новой флагманской 24.6-мегапиксельной 35мм-полнокадровой камеры Sony A900 есть ряд странных особенностей-«атавизмов». Прежде всего, вы обратите внимание на большую башнеподобную пентапризму, которая, возможно, напомнит вам старую пленочную SLR. (Contax N1 – первая камера, пришедшая мне на ум, но на A900 пентапризма еще более пирамидальная. Подобно Contax, Sony A900 использует короткую линейку объективов, созданных Carl Zeiss).

Посмотрите через яркий видоискатель A900, и вам станет понятно, для чего эта большая пентапризма предназначена – она дает ясный и детальный, 100% вид того, что вы будете фотографировать, используя 35.9?24 мм CMOS сенсор. Создание фотографий с помощью A900 – удовольствие, и студийные фотографы, т.е. те, кому, очевидно, предназначена эта камера, увидят свою очевидную выгоду. Используя A900, вы получите фотографию буквально того, что увидите [в видоискатель].

Изображения, сделанные Sony A900, также напоминают о прошлом. Возможно, нет других камер, кроме 21.1-мегапиксельной Canon EOS 1Ds Mark III, с помощью которых, при хорошем освещении, получались бы настолько богатые, ароматные и реалистичные световые оттенки. Особенно замечателен динамический диапазон A900. Он, в конечном счете, очень близок к динамическому диапазону пленки, которой цифровая фотография еще уступает.

Но, другие особенности A900, заставляющие воспоминать о прошлом, уже не такие приятные, и они – причина того, почему эта прекрасная, но в чем-то ограниченная камера понравится не всем фотографам.

Во-первых, когда вы переключаете A900 на ISO большие, чем 800, готовьтесь увидеть шумы, сильные шумы, как на старых, цифровых зеркалках.

Также, будьте готовы к ограниченному набору возможностей A900, включая отсутствие Live View и видео режима любого типа. (Это странно для такой компании как Sony, которая мировой лидер в производстве видео. Нет?) Кое-кто может сказать, что Live View и видео не применяются в студии, но A900 это, все-таки, зеркальный фотоаппарат и вы, возможно, захотите покинуть студию и по-фотографировать вне ее стен. И конечно, вы можете захотеть сделать видео.

Эти ограничения очень меня расстраивают, особенно, если иметь в виду разумную цену $3000 для этой студийной камеры, которая примерно на $5000 меньше, чем рекомендованная цена на 24.5-мегапиксельную Nikon D3X и на $3600 ниже, чем цена 1Ds Mark III. В сравнении со среднеформатной цифровой камерой, которая стоит больше $15000, A900 выглядит очень хорошей покупкой.

Поэтому, если вы не считаете, что A900 должна уметь гораздо больше, чем просто делать отличные картинки при хорошем освещении – что не так плохо, да? – тогда эта классически выглядящая камера, наверное, предназначена для вас. Однако, если вы хотите чего-то более удобное для применения, тогда вы можете поискать что-то еще.

БОЛЬШОЙ ПАРЕНЬ

Несмотря на то, что A900 выглядит большой и квадратной, она не особенно тяжелая даже с прикрепленной ручкой для вертикальной съемки VG-C90AM ($279), вместе с которой мы и тестировали камеру. Корпус A900 (0.9 кг) действительно легче, чем корпус D700 (1.1 кг ) и только на немножко тяжелее, чем корпус 5D Mark II (0.8 кг).

Камера очень комфортабельно лежит в вашей руке, но производит впечатление менее прочной, чем Canon 5D II или Nikon D700. Мой партнер Джейсон Гроупп (Jason Groupp) отметил, что, несмотря на то, что A900 «выглядит отлично», она «немножко пластиковая». Я не чувствую именно это, но понимаю, что он имеет в виду. Корпус A900 менее «обрезиненный», чем у Сanon и Nikon, поэтому ощущается пустотелым, когда его берешь в руки. Тем не менее, конечно, он не выглядит дешево и замечательно компактен для камеры, у которой настолько большое разрешение при такой разумной цене.

Другое большое отличие A900 от 5D Mark II состоит в количестве кнопочек и переключателей, которых на модели Sony больше, чем на Canon, хотя, это скорее дело вкуса, чем критики. Корпус из магниевого сплава покрыт влагозащищающим резиновым слоем, окружающим эти кнопочки и циферблаты, а затвор камеры предназначен на более чем 100000 срабатываний.

Еще одной особенностью A900 является переключатель системы стабилизации изображения SteadyShot, которая встроена в корпус камеры, что предпочтительнее, чем система стабилизации расположенная в объективах [Canon и Nikon]. 3-х дюймовый LCD-монитор на задней крышке A900 обладает большим разрешением, чем монитор Canon 5D Mark II и, соответственно, большим количеством пикселов. Sony знаменит улучшенными экранами для DSLR, а LCD-монитор на A900 – один из лучших мониторов, которые мы видели.

Все вышеперечисленное сделало очень раздражающим отсутствие на этой камере функций Live View или Movie Mode, которые могли бы замечательно выглядеть на таком большом мониторе с высоким разрешением.

Вместо Live View, A900 предлагает то, что называется «умным превью». С его помощью, вы можете «захватить» и посмотреть превью в формате RAW на LCD-мониторе, если нажмете кнопку просмотра глубины резкости. После этого, и прежде чем сделать окончательный снимок, можно изменить Баланс Белого Цвета, поправить выдержку и проверить другие установки камеры. Превью не записывается на карту памяти, только в буфер, поэтому не занимает место на карте памяти. Если быть полностью откровенным, во время тестирования я редко использовал эту условно-полезную опцию и предполагаю, что она придумана Sony для того, чтобы замаскировать факт отсутствия Live View на A900.

ВСЕ ОБ ИЗОБРАЖЕНИИ

С помощью A900 я создал много снимков в студии и на открытом воздухе поздним вечером, когда условия съемки были идеальными. При этом, как уже было отмечено раньше, камера делала самые замечательные изображения среди всех, которые я когда-либо видел у DSLR. В частности, 12-битовый аналого-цифровой преобразователь, работает немножко лучше, чем 14-битовый преобразователь 5D Mark II, когда формирует цветное изображение и сглаживает [цветовые] градации. При этом, оттенки кожи получаются исключительным, а динамический диапазон находится вне конкуренции.

Мы с Джейсоном использовали A900 одновременно с 5D Mark II, чтобы сфотографировать церемонию обручения на открытом воздухе, при мягком зимнем освещении. В этой фотосессии, камера Sony не уступила, и даже превзошла Canon. Мы использовали A900 вместе с объективом Carl Zeiss Vario-Sonnar f2.8 24-70mm ($1,749) и были впечатлены резкостью и быстротой 9-точечной (+10 вспомогательных точек) фокусировочной системы. В отличие от Canon 5D II, с A900 я испытывал только обычные проблемы с фокусировкой, которые возникали при плохом освещении. Кроме того, A900 без сомнения работала быстрее, чем 5D II.

Обычная скорость затвора Sony A900 – 5 кадров в секунду, но она снижается до 3-х кадров в секунду, когда камера снимает в режиме RAW + Large JPEG. Подобная скорость при обработке таких больших файлов, – многие из наших RAW изображений были размером примерно 75Мб, – заслуга двойного процессора изображений Bionz, не тормозившего даже когда мы снимали в режиме RAW+JPEG.

С другой стороны, нас не впечатлила система «двойного шумоподавления», которой хвастается Sony, и «благодаря» которой A900 проигрывала 5D Mark II при значениях ISO от 800 и выше.

Хотя наши снимки церемонии обручения в Bryant Park были резкими и чистыми на ISO 100-400, фотографии молодоженов, сделанные при тусклом освещении Grand Central Terminal, оказались изрешечены шумами. На фотографиях, сделанных на ISO от 3200 до 6400, было настолько много цветных шумов, что я изумился и не поверил собственным глазам. Проблема была настолько реальной, что я сравнил эти изображения с картинками, сделанными при высоких значениях ISO с помощью 5D II, которые, как отмечалось в соответствующем обзоре, произвели на меня сильное впечатление. Оказалось, что A900 просто не способен соревноваться на этом уровне.

МИР ОБЪЕКТИВОВ

Другая область, в которой A900 сейчас не может конкурировать со студийными цифро-зеркалками от Canon и Nikon это разнообразие и выбор оптики. Хотя Sony сделала большой шаг в производстве более качественных стекол для своей линейки объективов, – резкий 24-70mm f/2.8 Zeiss, который мы испытывали, это хороший пример, – её 20мм+ объективы не способны соревноваться с 70мм или подобными объективами, которые предлагают Canon и Nikon.

Если вы посмотрите на выбор хороших объективов, которые предлагает Sony – включая объективы фирмы Zeiss – количество профессиональных объективов может уместиться в пригоршне. Конечно, кто-то, включая Sony, может сказать, что мы не учли объективы Minolta Maxxum, которые совместимы с цифрозеркалками Sony.

Несмотря на то, что это справедливое замечание, и что, действительно, на eBay можно найти много недорогих хороших объективов Minolta, необходимо иметь в виду, что у Sony нет никаких новых разработок предназначенных специально для цифровой фотографии. Если вам приходится использовать пленочные объективы на цифровой камере, то заметите, как а) сильно уменьшается количество света в углах изображений; б) заметную хроматическую абберацию; и в) понижение резкости по всему кадру, потому что пленка «читает» свет иначе, чем цифровые сенсоры. Хотя эти универсальные объективы могут выглядеть хорошо «на бумаге», их использование подобно забиванию квадратных колышков в круглые дырки.

Без сомнения, все изменится, когда Sony представит дополнительное количество объективов повышенного качества для своей новой флагманской цифровой камеры, и, в том числе, объективов для фотоаппаратов профессионального и начального уровня, но это произойдет не завтра.

ИТОГ

Немногим более года назад, Sony выпустила свою первую DSLR, чтобы попастись на профессиональном рынке – ориентированную на профессионального пользователя 12.2-мегапиксельную A700, которая отличалась тем, что в нем компания впервые применила CMOS сенсор – хотя и маленький, стандартного APS размера. Хотя это камера не была плохой, как часто бывает плох первый опыт, никто не мог предсказать ошеломляющего качества изображения, которые будет делать 35мм 24.5-мегапиксельный CMOS сенсор в студийной камере A900.

Во время наших тестов, A900 продемонстрировала, что на низких значениях ISO и при освещении от среднего до хорошего, она делает одни из самых лучших изображений среди DSLR. Несмотря на то, что подобное качество изображений, и особенно из ряда вон выдающийся динамический диапазон, делает A900 замечательным выбором для работы в студии, где освещение и условия съемки находятся под контролем, это ограничивает её использование для других видов фотографии.

В частности, разочаровывающий уровень шумов на ISO 800-1600 и недопустимо шумные изображения на ISO 3200+ делают A900 разновидностью one-trick pony (быть знаменитым чем-то одним). Если вы “бюджетный” студийный фотограф, этот полнокадровый монстр для вас. Но, если вы ищете что-то более удобное для применения, то сравнимые по цене полнокадровые камеры от Canon и Nikon будут более удачным приобретением.
What Digital Camera

a900-cz1635_580 sony-a900_topa900front5801sony_a900_frontsony_a900_backa900griprear580 sonya900-02

  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Tumblr

Триптих Игоря Уткина “Волейбол”. Гран-При World Press Photo 1969 года

Триптих “Волейбол” Игорь Уткин

Игорь Уткин умер 25 февраля 2009 года в возрасте 67 лет.

Биография Игоря Уткина

  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Tumblr

Вроде бы и нет запрета на фотосъемки в метро, но арест уже есть

No Photo Ban in Subways, Yet an Arrest
By JIM DWYER
Published: February 17, 2009
http://www.nytimes.com/2009/02/18/nyregion/18about.html?_r=1&emc=tnt&tntemail1=y

На карте Нью-Йорка самых его заброшенных мест, сложнее всего добраться до остановки Фриман Стрит по маршруту номер два в Бронксе, в пятницу поздно после обеда. В последний четверг, около 4:30, Роберт Тейлор (Robert Taylor) стоял на надземной платформе станции и фотографировал поезд. Как он говорит: «Несколько зданий в кадре, красивые маленькие облачка на небе. Обычно, я использую такие картинки как обои на рабочем столе своего компьютера».

Завершив работу с камерой, тридцатилетний мистер Тейлор уже собрался сесть в поезд, когда его окликнул полицейский. Он вышел из поезда.

  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Tumblr

Паоло Пеллегрин знает как фотографировать знаменитостей для Нью-Йорк Таймс

Р СњР В° фото: РЁРѕРЅ Пенн Р Р† СЃРІРѕРµРС? РґРѕРС?Р Вµ, Р Р† Калифорнии Р’В© Паоло Пеллигрин

Фотопортреты знаменитостей

5 февраля 2009

Spotlighting the Standouts
By LYNN HIRSCHBERG
http://www.nytimes.com/2009/02/08/magazine/08intro-t.html

В последнее время фотографирование знаменитостей чаще всего  ограничивается случайными съемками застигнутых врасплох «звёзд» или очень претенциозными, постановочными фотографиями.

Так было не всегда. Еще совсем недавно, в начале 90-х, кроме примитивных  или подвергшихся [цифровой] манипуляции изображений, существовало много других форм портретов знаменитостей.

Ричард Аведон (Richard Avedon) и Ирвин Пенн (Irving Penn), используя портретную фотографию, показывали душу знаменитых людей, извлекая то соединение качеств человека, которое сделало его таким привлекательным.

28786276_elizabethtaylor_by_richardavedon

Фотопортреты Элизабет Тейлор, созданные Аведоном,  или, например, портреты Марлен Дитрих, снятые Пенном, это ошеломляюще открытые, непосредственные и очень человечные произведения искусства.

Кроме того, и Аведон, когда-то, и Пенн, сейчас, – эксперты в модной фотографии, способные создать настроение через форму, дизайн и стиль, не используя какую-то особенную одежду для того, чтобы выделить отличительные черты объекта съемки. В их лучших работах, характер [портретируемого] главнее моды.

Марлен Дитрих

К сожалению, сейчас, нормой является абсолютно другая практика. Большая часть замечательных актрис (и многие актеры) привлекаются журналами в качестве моделей. Их одевает, делает прически и макияж группа специалистов, выбранных стилистом, который координирует свои действия с фотографом (и журналом, даже если это и не журнал о моде). Это приводит к стандартному, принятому в этом сезоне внешнему виду моделей. Фотографии практически всегда ретушируются, чтобы достичь блестящей безукоризненности. Такие фотографии, возможно, и привлекательны, но в них не остается ничего настоящего.

Обратная сторона этих аккуратных манипуляций – грубая агрессия таблоидов. Публикации изображений звёзд в их повседневной жизни, иногда, вместе с собственными детьми, стали чрезвычайно выгодным бизнесом. Скорее всего, так было всегда, но сейчас те снимки, которые делают папарацци, всё больше и больше становятся каким-то особым видом документальной фотографии.

Есть примеры совсем другой организации фотосъемки знаменитостей. В 60-х годах, агентство Магнум поручило группе фотографов поработать на съемках фильма “The Misfits“. Фотографы получили полный доступ к звёздам кино. Фотографии Мерлин Монро, Кларка Гейбла и Монтгомери Клифта получились интимными и естественными, потому что знаменитости не позировали и запечатлены в своей естественной обстановке, во время отдыха и на работе.

Именно к подобному духовному началу и настроению мы стремились приблизиться в нашем шестом ежегодном выборе лучших портфолио. В прошлом, мы показывали много всяких актёров и актрис, но в 2008 предпочли сконцентрироваться только на восьми личностях, которые создали что-нибудь выдающееся в этом году.

Мы сфотографировали Брэда Питта, Пенелопу Круз, Франка Ланджелла, Роберта Дауни мл., Кейт Уинслэт, Микки Рурка и Шон Пенна и – новое имя в этом списке – Кэт Деннингс, применив документальную фэшн-съемку без стилистов, без экспертов по прическам или визажу. Мы попросили Паоло Пеллигрина, который, в свое время, превосходно фотографировал и олимпийских атлетов, и беженцев, и Дарфур, и президентскую компанию Обамы, чтобы тот обратил внимание и на мир знаменитостей тоже.

Пеллегрин смог сопровождать Бреда Питта в Берлин, где актер работал над своим следующим фильмом; Пенелопу Круз, когда она репетировала роль для фильма «Nine»; Уинслет, когда та наряжалась для выхода на красную ковровую дорожку; фотографировал как Шон Пенн делает дома гамбургер и Рурка, когда тот в Лондоне обнимался со своим любимым чихуахуа Локи; Ланджелла, во время примерки смокинга для церемонии награждения; Дауни-младшего, смеющегося вместе со своей женой; и Деннингс в ванной, в своём доме в Лос-Анджелесе.

Наша Идея состояла в том, чтобы возродить тот вид портрета знаменитостей, который когда-то существовал, но исчез – документальную съемку, которая одновременно рассказывает и исследует жизнь знаменитых личностей.

Lynn Hirschberg, редактор журнала.

http://www.nytimes.com/packages/html/magazine/20090205-great-performers/

Р СњР В° фото: Р вЂ?ред Питт Р Р† кафе. Р вЂ?ерлин, ГерРС?ания Р’В© Паоло Пеллигрин
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Tumblr

В спальных комнатах

Paul and Haley, Brooklyn Heights; Kaseem and Delonte, Midwood, Brooklyn; Arturo and Kristine, Westerleigh, Staten Island

Пол и Хейли; Касиим и Делонте; Артуро и Кристин; Еще фотографии >>

In the Bedrooms
By BONNIE YOCHELSON
Published: February 6, 2009
http://www.nytimes.com/2009/02/08/nyregion/thecity/08bedr.html?_r=1

В 2004 году афро-американец из Южной Каролины по имени James Frank Tribble приехал в Нью-Йорк для того, чтобы учиться в арт-школе. Двумя годами позже он встретил Tracey Mancenido, модную выпускницу школы, чьи родители иммигрировали в Куинс с Филиппин.

Эти двое, которые вскоре начали встречаться, организовали необычное совместное предприятие. Раздавая прямо на улице свои визитки, они уговаривали людей перезвонить им чтобы договориться о позировании для портретов.

(more…)

  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Tumblr

Eudora Welty в Нью-Йорке: фотографии начала 1930-ых.

http://www.nytimes.com/2009/01/09/arts/design/09welt.html?tntemail1=y&_r=1&emc=tnt&pagewanted=all

ПОРТРЕТЫ, КОТОРЫЕ ПИСАТЕЛЬНИЦА СНЯЛА В МОЛОДОСТИ (во времена Великой депрессии).

By KAREN ROSENBERG
Published: January 8, 2009

welty_bed

В середине 1930-ых, когда ее карьера как писательницы только начиналась, Юдора Уэлти (Eudora Welty) думала, что могла бы стать фотографом. Работая младшим рекламным агентом Управления Общественных Работ (Works Progress Administration), она путешествовала по сельскохозяйственному району Миссисипи, фотографировала людей и то, как они справляются с Депрессией. В письмах и во время своих визитов в Нью-Йорк она часто обращалась к издателям и фотографам (в том числе к Berenice Abbott) в надежде, что её слова и фотографии станут доступными публике.

В 1936 Уэлти получила свой шанс: её короткий рассказ «Смерть коммивояжера» был издана в журнале Manuscript, а в фотогаллереях Lugene Opticians на Медисон Авеню была представлена её персональная выставка миссисипских фотографий. В конечном счете, она бросила фотографию, чтобы сосредоточиться на карьере писательницы (где-то в 1950-ых она оставила свою камеру на скамейке в парижском метро и больше никогда не позволила себе завести что-то взамен).

Однако её ранние работы, которые сейчас выставлены в Музее города Нью-Йорк, являются блестящим отчетом о жизни во время эры Депрессии. «Юдора Уэлти в Нью-Йорке: фотографии ранних 1930-ых» повторяет выставку в Lugene, но с важным дополнением – фотографиями, снятыми на Манхеттене около 1935 года. Как белая женщина, путешествующая по черным областями обособленного Юга и, позже, как южанка в Нью-Йорке, Уэлти не принадлежала к широкому кругу, но всё же у нее был наметанный глаз писателя-романиста, чуткого к тонкостям человеческого образа.

Нью-йоркские фотографии Уэлти, предлагающие взглянуть на трудности с городской точки зрения, дополняются сценами из жизни Миссисипи. Как она сама позже вспоминала: «Это была та же самая Депрессия, которую мы ощущали на Миссисипи, но показанная в каком-то другом городском виде: очереди людей, ждущих еду, люди, продающие яблоки и читающие объявления в ежедневной газете, сидя на Юнион Сквер».

От одной фотографии к другой мы чувствуем молодого художника и писателя, оттачивающего мастерство своего взгляда и голоса. «Делая фотографии людей, находящихся в разных ситуациях, я научилась тому, что каждый жест, мимика есть результат какого-либо чувства, а я должна быть готова различить тот момент, когда это можно увидеть», – так она напишет потом в своих мемуарах «Истоки одной писательской жизни». «Это были те вещи, которые писатель просто обязан знать».

Организованная Sean Corcoran (фотокуратор Музея города Нью-Йорк) выставка поедет в апреле в Миссисипский Музей Искусств в Джексоне. Это будет одно из нескольких запланированных мероприятий в честь столетия со дня рождения Уэлти (она умерла в 2001 году). В марте Университетское Издательство Миссисипи выпустит альбом «Юдора Уэлти как фотограф».

Музей предпочел не соблюдать ту последовательность, в которой были выставлены фотографии на первой выставке в Lugene. Вместо этого выставка в свободной форме придерживается вида нереализованной фотокниги Уэлти, которую планировалось назвать «Черная суббота». Она как бы отразила ритм одного дня из жизни Юга; как написано в воспоминаниях, «работу и визит в город, дом и так далее». Многие из этих работ были напечатаны в 1971 году, в альбоме «Одно время, одно место» (“One Time, One Place”).

Как и её произведения, фотографии Уэлти отображают острые чувства и диалоги. В «Предмете гордости» (“The Boast”) и «Светский разговор» (“Small Talk”) пары мужчин обмениваются шутками, сплетнями и небылицами. И тут, и там присутствует ненавязчивая наигранная болтовня.

Young man and woman talk on the street.

А фотография мужчины и женщины, беседующих на улице, названная «Свидание» (“The Date”), висит рядом со снимком «Остановка» (“Stood Up”), на котором запечатлена уже другая молодая женщина с багажом чего-то ждущая на вокзале.
Уэлти отошла от формализованного метода Уолкера Эванса (Walker Evans) и других фотографов, которые работали на Администрацию по защите сельского хозяйства (Farm Services Administration). Её фотографии были случайными, главным образом не постановочными; в них чувствуется меньше пафоса. Не смотря на то, что объекты её снимков бедны, они не столько выглядят подавленными, угнетенными, сколько напряженными, усталыми и скучающими.

Young girl on her way to Sunday school.

Портреты черных детей особенно чувственны, хоть и не сентиментальны. Девочка с угловатыми коленками по пути в воскресную школу сжимает зонтик огромного по сравнению с ней размера; близнецы или очень похожие друг на друга дети детсадовского возраста несут белокурых кукол.

Похоже, что Уэлти была ограничена врожденным чувством приличия, этикета. Она фотографировала людей на улице, в подъездах, но не в их домах.

Women enter a doorway wearing bird costumes, as part of a pageant.

На одной любопытной групповой фотографии женщины наряжены в костюмы птиц для церковного театрализованного представления. Уэлти была приглашена на это представление, но фотографировать его отказалась. Вместо этого она предпочла сделать постановочную фотографию на улице, где бумажные крылья дополнялись приличными шляпками и платьями.

Уэлти не была достаточно хорошо обученным фотографом и ясно, что она руководствовалась социологическими инстинктами, но несколько её снимков, кажется, обладают достаточно профессиональной художественностью. На фотографии «Пёстрая» (“Dappled”) женщина будто бы купается в потоке солнечных пятнышек, проникающих сквозь деревья. А на нескольких других снимках людей, сидящих на верандах, длинные тени позднего полдня как-то особенно подчеркивают психологическую дистанцию.

На Нью-йоркских фотографиях безработные коротают время на скамьях парка и в других общественных местах. На фото «Безработные и продавец яблок» (“The Unemployed and the Apple Seller“), на одном из многих, вызывающих сочувствие, портретов людей, оставшихся без работы, Уэлти запечатлела торговца, разглядывающего хлебную очередь на противоположной стороне улицы.

Также она фотографировала Нью-йоркскую архитектуру, которая если не для нас, то для неё казалась новой и необычной: ряды наклонившихся домов, поезда надземного метро, многоквартирные сдаваемы в аренду дома в Нижнем Ист Сайде.

A woman gazes into the window of a store.

На Нью-йоркских фотографиях Уэлти темы, взятые из миссисипских серий, приобретают новое значение. Например, снимок молодой женщины, разглядывающей витрину магазина в Миссисипском городе Гренада. Сфотографированная в профиль, женщина положила одну руку на бедро, а другую поднесла к подбородку. Похоже, что она раздумывает над тем товаром, который не может себе позволить. Позже, в Нью-Йорке, Уэлти зафиксировала группу безработных мужчин, стоящих лицом к витрине магазина. Сфотографированные сзади, в своих похожих пальто и фетровых шляпах, они превращают желание одного человека во что-то коллективное и безличное.

Поклонники романов и рассказов Уэлти могут испытать желание найти в её фотографиях ключ к тому, что она написала. И такие примеры действительно есть: странное дерево, увешанное стеклянными бутылками, очень символично появляется в истории «Livvie»; или виды Юнион Сквер, описанные в «Цветы для Марджори» (“Flowers for Marjorie”), единственном рассказе, действие которого происходит в Нью-Йорке.

Более интересным, чем эти соответствия её фотографий и произведений, тем не менее, является то, как фотограф передаёт своё литературное любопытство. Как вспоминает Уэлти в «Истоках одной писательской жизни», «камера была переносным помощником в желании побольше узнать».

«Юдора Уэлти в Нью-Йорке: фотогрфии начала 1930-ых» будет открыта до 16 февраля в Музее города Нью-Йорк, Fifth Avenue, at 103rd Street; (212) 534-1672, mcny.org.

[nggallery id=4]
Еще фотографии Eudora Welty: New York Times, Corbis

– перевела Алина Семенова

  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Tumblr

Dan Havlik: Canon EOS 5D Mark II

http://www.pdngearguide.com/gearguide/content_display/reviews/e3i95f44f019677178315410322e9ed2d51?pn=1

canon_5d_mark_ii

Несмотря на то, что эта давно ожидаемая цифровая зеркальная камера, как утверждает реклама, не изменит «правила игры», она, несомненно, повлияет на ваши возможности как фотографа.

После всего того рекламного шума, который весь прошлый год сопровождал Canon EOS 5D Mark II, я был почти готов к пению божественного хора в ушах, когда наконец-то взял эту камеру в свои руки.

В первую очередь, потому что 5D II – давно ожидаемый (больше трех лет) преемник 12.8-мегапиксельного Canon 5D, первой цифровой полнокадровой зеркальной камеры, которая получила широкое распространение. Во-вторых, 21.1 мегапиксельный 5D Mark II вызывал во мне волну возбуждения благодаря своей способности делать видео высокого разрешения (Full HD).

После опубликования в сентябре 2008 года предварительной рецензии видео функции 5D MKII от фотографа Vincent Laforet, из которого получился знаменитый ролик “Reverie” («Задумчивость») , чуть ли не каждый профессиональный фотограф, с которым я разговаривал, предположил, что в 2009 году ему придется освоить новую специальность «режиссер видео». Ну вот, наконец-то и произошло то, во что мы всегда верили!

Конечно, вслед за шумихой пришла неизбежная обратная негативная реакция, затем неизбежная переоценка, а затем окончательное простое понимание, что видеорежим не способен реально изменить вашу жизнь, хотя, возможно, сделает ее немножко легче.

Именно эту гамму эмоций испытал я, когда в конце Декабря, изнуренный шумихой и чрезмерным позитивно-негативным щебетанием в блогах, окончательно заполучил в свои руки камеру. В конце концов, во мне осталось только зудящее желание взять вещь и сделать много-много картинок.

ОСВЕЩЕНИЕ, КАМЕРА…?

Способность камеры записывать видео высокой четкости формата Full HD (1920 ? 1080, 30 fps) интриговала меня, но, благодаря собственному опыту монтирования фильмов я знал, что должна быть бочка дегтя для этой вкусной ложки меда.

Конечно, отснятый материал выглядит замечательно, если вы смогли удержать его в фокусе и экспонировали должным образом (об этом немного позже), но монтаж видео невероятно труден и занимает слишком много времени, если вы хотите получить результат, хотя бы наполовину пристойного качества.

Поэтому, если вы предполагаете продавать сделанное с помощью 5D II видео, вам стоит освежить свои знания о Final Cut Pro или Adobe Premiere Pro. Другими словами, вы будете нуждаться в сотрудничестве с опытным видео-монтажером, что, между прочим, и сделал Laforet, чтобы создать свой короткий фильм “Reverie”. И конечно, хорошие видео-монтажеры стоят не дешево.

Но какое отношение это всё имеет к фотографии? Никакого и, одновременно, очень большое, как говорится. И Canon 5D Mark II как раз относится к такому типу камер. Она (камера) выглядит многообещающей, хотя, пока что, далеко не полностью представлена (описана) в рекламном пресс-релизе – как такое возможно? А, на самом деле, предлагается очень многое для такой цены.

Рекомендуемая розничная цена производителя 5D Mark II составляет $2,699 (только камера), что на пару сотен долларов дороже, чем 12.1-мегапиксельный Nikon D700 и на $300 дешевле, чем 24.5-мегапиксельный Sony A900. Будет даже лучше, если у вас еще нет линейки объективов Canon, потому что 5D II поставляется в замечательном комплекте с объективом 24—105мм f/4L IS USM за $3,499. Несмотря на то, что конечно, нет базовой модели по сниженным ценам, 5D II предлагается за хорошую цену в эти жесткие экономические времена.

Качество изображения при стандартных условиях съемки, которое, к счастью, для любого фотографа остается главной побудительной причиной купить цифровую зеркалку, у 5D Mark II близко к наилучшему из всего, что я видел, но по-настоящему великолепно при высоких ISO. (Это подвиг для камеры, чья разрешающая способность почти вдвое больше чем у ее предшественницы)

В то же время, есть и некоторые четко выраженные проблемы, в частности, система фокусировки при низком освещении не радует, а некоторые другие возможности существуют только в рекламных сказках. К примеру, являясь очень солидной и недорогой для своего сегмента полнокадровых камер, 5D II не имеет вспышки. И вот почему.

ПРИВЫЧНЫЙ КОРПУС

При всех своих претензиях на технологические инновации, Canon и Nikon являются наиболее консервативными компаниями в том, что касается дизайна камеры. Возьмите Canon 5D Mark II или любую новую модель Nikon из семейства любительских или профессиональных цифровых камер, и вы не встретите какие-либо заметные изменения корпуса относительно своей предыдущей версией. Если вы относитесь к большинству фотографов, тогда, наверное, найдете эту стабильность дизайна вполне комфортным. Если что-то не ломается, так его и не надо ремонтировать, правильно?

Обычно, я полностью поддерживаю технологические и любые другие нововведения, но когда это случается с корпусом DLSR камеры, я предполагаю, что тоже становлюсь изрядным консерватором, поэтому меня вполне удовлетворили незначительные изменения дизайна корпуса 5D Mark II.

На задней крышке появился большой и более привлекательный 3-дюймовый LCD-дисплей, с разрешающей способностью 920,000 точек (307,200 пикселей). Изображения и видео высокого разрешения действительно хорошо выглядят на нем, но чуть-чуть лучше, чем надо.

В эпоху маленьких LCD-дисплеев с низкой разрешающей способностью, все понимали, что нет смысла уделять много внимания тому, как фотографии выглядят на экране – обычно они были намного лучше, чем казались сначала. Однако, после появления больших и хороших дисплеев, я обнаружил, что им и вовсе не стоит доверять, потому что может оказаться, что фотографии не выглядят так же хорошо, как вы думаете. На мониторе компьютера или отпечатанные размером 13х19 дюймов, ваши прекрасные картинки, сфотографированные при ISO 12800, могут оказать мешаниной шумов. К сожалению, нововведения это обоюдоострый меч.

Если не считать новый дисплей, то у 5D Mark II, в противоположность слега завышенным и зауженным моделям Nikon, очень знакомый, такой же, как у его предшественника, широкий корпус с надежной защитной резиновой отделкой.

5D Mark II выглядит очень похожим на своего «не-полнокадрового» брата, 15-мегапиксельного 50D, но вместо кнопок расположенных под большим дисплеем как на 50D, на 5D Mark II они выстроены в линию на левой стороне камеры.

Перестановка кнопок, явно необходимая из-за увеличенного дисплея, бесит моего друга и, часто, партнера Джейсона Гроупа (Jason Groupp), так как он нажимает кнопку «корзина» быстрее, чем кнопку «воспроизвести». (На оригинальном 5D, который использует Джейсон, кнопка «корзина» находится под дисплеем, а кнопка «воспроизведение» – слева).

Canon попытался компенсировать проблему небольшим увеличением кнопки trash, но опасность случайного нажатия остается, и совершить ошибку по-прежнему легко. (К счастью, простое нажатие кнопки trash не приведет к удалению вашего изображения).

Другие изменения компоновки незначительны; все также отсутствует встроенная вспышка, однако, Canon слегка изменил диск установки режима, добавив в него три программируемые опции для записи ваших любимых установочных комбинаций (мне это нравится).

Кроме того, добавлена оцпия Creative Auto (ненавижу это), которая впервые установлена на 50D. Creative Auto предлагает вам советы типа как «заблюрить задний план» или «как осветлить или затемнить изображение» на экране меню. Вы наверное захотите удалить эту наименее используемую опцию. Не считая вышеперечисленного, больше ни что не будет вас возмущать и, возможно, вы найдете корпус 5D II необычно успокаивающим (как бы странно это не звучало).

ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ КАЧЕСТВО ИЗОБРАЖЕНИЙ, НО…

При всей рекламной шумихе окружающей видеорежим 5D Mark II, менее всего обсуждалась наиболее важная для фотографов способность камеры делать фотографии. Я тестировал 5D Mark II одновременно с Sony A900 для PDN, поэтому сравнение двух камер было неизбежным.
В большинстве случаев, эти две 20+ мегапиксельные камеры делают одни из самых качественных изображений по сравнению со всеми, которые я видел у цифровых зеркалок. Тем не менее, Nikon D700 и Canon 1Ds Mark III, возможно, побеждают в соревновании с небольшим преимуществом но, с некоторыми индивидуальными отличиями.

A900, при использовании хорошего осветительного оборудования, оказался на порядок лучше, чем 5D II. В специальном обзоре, вы сможете больше прочитать о возможностях A900, но я действительно почувствовал невероятно плавные переходы между светлыми и темными пространствами; изысканные, натурально выглядящие оттенки кожи; замечательный, богатый, но не перенасыщенный цвет; все это делает A900 отличным, относительно недорогим устройством для студийных фотографов, которые кажутся как раз той аудиторией, на которую нацеливается Sony (я еще не имею возможности сравнить A900 с 24.5-мегапиксельным Nikon D3X, который на $5,000 дороже чем A900, но планирую это сделать).

Нельзя сказать про 5D II, в котором применяется 14-битное аналого-цифровое преобразование, что он хуже. Фактически, 5D II замечательная камера, передающая оттенки кожи очень близко к A900 (12-битный А/Ц) и уверенно работающая в широком диапазоне световых условий. Свадебным и портретным фотографам 5D II конечно понравится, а если бы он имел более быстрый затвор (ныне 3.9 кадров/сек) я бы порекомендовал его спортивным фотографам благодаря гибкости применения в различных световых условиях (есть, однако, важное предостережение, о котором я скажу позже).

5D II является одной из немногих камер, в которых применяется низкое значение ISO 50, что предполагает лучшее качество изображения при ярком дневном свете. Хотя, как уже упоминалось ранее, для жестких дневных условий я все-таки предпочитаю A900, Canon 5D II оказалась совсем рядом с камерой от Sony, которая делает чуть-чуть немного более живую картинку.

К сожалению, уже на ISO 800, A900 выдает неутешительный, очень шумный, кадр. И наоборот, 5D II, в большинстве случаев, сногсшибателен при плохой освещенности и производит очень чистые изображения при значениях ISO вплоть до 6400(!), превосходя «лошадь из своей конюшни», 50D, вместе с другими недавно выпущенными цифровыми зеркалками.

Несмотря на то, что Nikon D700 не уступает ему качеством картинки, 5D Mark II имеет почти вдвое большее разрешение, а размер пикселов меньше, чем на D700 ( 6.4 микрон и 8.4 микрон). То есть, вполне очевидно, что новый процессор DIGIC 4 «сверхурочно» работает на подавление шумов на картинках от 5D II.

Джейсон сделал дополнительную сессию с 5D Mark II в некоторых запутанных местах Манхеттена, включая станцию метро [the 110th Street subway stop], а также внутри скопления тоннелей Grand Central Terminal. Он использовал значения ISO никогда не ниже чем 3200 – и получил великолепный результат. «Две особенности 5D Mark II я заметил сразу: резкость и четкость изображения», заметил позже Джейсон.

Изображения на ISO 6400, которые он сделал в очень темной «шепчущей галерее» в Grand Central, где, как он сказал, в одном углу человек шепчет, а в другом его шепот отчетливо слышен, выглядят настолько чисто, что хочется присвистнуть, особенно после того, как картинки были конвертированы в черно-белые в Photoshop-е. Поэтому, несмотря на утверждение Джейсона, что Nikon D3 это та камера, которая сделала ISO 3200 «новым ISO 400», теперь уже 5D Mark II поднял планку годного к употреблению диапазона до ISO 6400. Отличная новость.

Однако, самым серьезным нововведением на 5D Mark II являются высокие значения ISO 12800 ? 25600. Я фотографировал на этих экстремальных ISO ночью, рядом с некоторыми станциями метро, в парке, и вдоль реки Гудзон возле моста Джорджа Вашингтона со смешанным результатом. Некоторые ночные кадры, снятые на ISO 12800, на большом LCD-дисплее выглядели замечательно, но демонстрировали значительные цветовые и световые шумы, когда я рассматривал их на мониторе компьютера.

Хочу сказать, что из всех камер, которыми я фотографировал, лучше всех поддерживает ISO 12800, возможно, D700. На 5D II, при ISO 25600, изображения RAW обладали многоцветными шумами, исполосовавшими все мои ночные снимки в парке.

Это была хорошая попытка, парни, но такой уровень ISO еще не готов для постоянного использования.

…НЕКОТОРЫЕ РАЗДРАЖАЮЩИЕ МЕЛОЧИ

Таким образом, к сожалению, 5D Mark II получился не без нескольких мелких и одной большой проблемы (По мнению моего коллеги David Schloss, производители вообще не состоянии производить камеры без каких-либо дефектов).

Во-первых, пользователи жалуются на «черные точки» обнаруженные на изображениях, сделанных с помощью 5D Mark II. К моменту написания данного обзора проблема еще не решена, поэтому, каждый раз, когда я фотографировал на 5D Mark II, я видел несколько таких точек, чаще всего на маленьких ярких участках кадра, типа Рождественских огней, (Между прочим, если бы Canon не выделил мне камеру в канун Рождества, этот обзор не был бы опубликован так быстро!)

Кроме того, черные точки появлялись на правой стороне ярких участков сделанных мной изображений. Я также замечал некоторые черные полоски (области) на правой стороне окон, которые я фотографировал ночью с улицы.

Необходимо уточнить, что точки проявляются не всегда и не видны до тех пор, пока я не увеличивал картинки до 100%. Это не оправдание существования проблемы, тем не менее, надеюсь, что обновление фирменного ПО произойдет уже скоро (Когда PDN ушел в печать, Canon выпустил Firmware 1.0.7, которое, кажется, решило проблему).

Я также заметил, как упоминалось еще в некоторых сообщениях пользователей, небольшую проблему с хроматической аберрацией, она же «Пурпурная Окантовка» (Chromatic Aberration, aka “Purple Fringing), на высококонтрастных, пограничных участках моих картинок, например, вокруг веток деревьев. Это уже менее простительная, и, к несчастью, более трудная для решения проблема чем «черные точки», потому что, скорее всего, вызвана внутренней проблемой CMOS-сенсора.

Но, прежде чем все бросятся звонить в Canon с жалобами, я хочу сказать, что этот тип Хроматической Абберации, по крайней мере, в моих экспериментах, совсем не тот тип отвратительной «Пурпурной Окантовки» которая появлялась в первых цифровых камерах. Потому что, если вы посмотрите близко на ветки, то сможете увидеть на некоторых из них фиолетовый оттенок. Это не хорошо, но тоже не особенно заметно невооруженным глазом.

МЕДЛЕННЫЙ ФОКУС ПРИ ПЛОХОМ ОСВЕЩЕНИИ

Самая большая проблема новой камеры это раздражающе медленная скорость автофокуса при малоконтрастном, плохом освещении. Это тот тип ситуации, в которой 5D II, в действительности, должен особенно блистать, потому что, при сочетании высокого значения ISO и низкой освещенности мощность его 24х36мм CMOS сенсора особенно впечатляет.

Мы не испытывали проблем с фокусировкой, когда фотографировали внутри метро с тусклым светом и в Grand Central Terminal, но позже, когда я пошел фотографировать в парк ночью, то обнаружил, что 5D II часто пытается «ловить» фокус, мучительно дергаясь до тех пор, пока не зафиксирует его. При определенных условиях, камера вообще не может его найти.

Все дело в том, что Canon не захотела устанавливать в 5D II новую систему автофокусировки. Камера использует ту же самую 9-точечную интеллектуальную систему AF с шестью вспомогательными точками вокруг центра, которая применяется на ее предшественнике, т. е. ту систему, которая, несомненно, уже немножечко надоела.

В то же время, сопротивление Canon объяснимо. После того, как он установил в свою серию профессиональных камер Mark III новую автофокусную систему (19 основных и 16 вспомогательных точек), на производителя обрушились жалобы от фотографов на автофокусные осечки, поэтому он был вынужден установить старый скрипучий автофокус в новую камеру 5D II.

ОДИН СЮЖЕТ, ОДИН КАДР

Итак, несмотря на некоторые проблемы, 5D II это очень хорошая тихая фотокамера, но какова она как видеокамера? Мне кажется, что как первая попытка Canon создать комплект из Цифровой Камеры и видеоустройства HD, 5D II, конечно, производит впечатление, но, в конце концов, это только хорошая первая попытка.

Из того, что мне и Джейсону однозначно понравилось в видео режиме это, во-первых, то, как плавно он работает со всеми объективами Canon, что позволило нам снять много различных ракурсов и видов и, во-вторых, то, как легко осуществляется переход от режима фотографирования к Full HD видеосъемке. (Мы оба почувствовали, что могло бы быть еще лучше, если бы можно было использовать на одно нажатие кнопки меньше).

Качество видео Full HD прекрасно, производство изумительно, результат получился сочным, с большой оптической глубиной и, безусловно, много лучше любого другого видео режима на обыкновенной камере и менее дерганный, чем видеорежим на Nikon D90.

Хочется, чтобы и на скорости 30fps и 24fps лучше симулировался “filmed” films. (Черт возьми, даже простая имитация «кино» режима была бы оценена по достоинству). Максимальная длина клипа длиной 4Гб (или 29 минут, 59 секунд) оказалась самой меньшей проблемой для нас, потому что наши короткие видеофильмы были разбиты на красивые короткие сюжеты.

Из-за того, что прежде чем начать съемку, приходится использовать предварительную фокусировку или использовать ручную наводку на резкость, её сохранение во время съемки сюжета является проблемой. Съемка с рук, даже при использовании объективов со Стабилизатором Изображения, так же приводит к потере резкости, поэтому, полезно будет применение стэдикама. Сохранение правильной экспозиции во время съемки всего сюжета было так же трудным, благодаря тому, что автофокус иногда отказывался срабатывать в смешанном свете.

Как бы там и было, для первой попытки, Canon создал замечательное видео устройство для 5D II. И профессионалы, сказали, что они проверили это на практике. Несмотря на то, что вы уже видели видео Laforet-а, сделайте простой быстрый поиск в интернете и вы найдете десятки других отличных HD видео сделанных этой камерой.

ИТОГ

Итак, 5D II является тем, чем является – только камерой. Если вы ожидаете, что эта цифрозеркалка изменит вашу жизнь, тогда вы точно сдираете кору не с того дерева.
В то же время, 5D II конечно не идеальна и содержит ряд раздражающих, хотя и совершенно не смертельные проблемы. Это «черные точки» в пересвеченных местах; некоторую хроматическую аберрацию на высококонтрастных объектах, таких как ветки деревьев; и антикварную систему автофокуса, которая может быть мучительно медленной в условиях экстремально низко освещенности, но то, что следует за вышеперечисленным, более важно.

Попросту говоря, в определенном диапазоне световых условий, у 5D II получается одна из самых качественных картинок из всех DSLR. Поэтому, мне кажется, что Canon 5D Mark II является лучшим устройством, которое вы можете найти для фотографирования при низкой и смешанной освещенности на высоких ISO. Для камеры, чья стоимость меньше чем $3000 и с разрешающей способностью 20+ мегапикселей это о многом говорит.

Ах да, и ко всему к этому они делают еще и просто ужасно хорошие HD видео камеры.

  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Tumblr

10 лучших фотокниг 2008 года по версии журнала American Photo

Прекрасный и проклятый

Vanity Fair; The Portraits
(Портреты) Harry N. Adam, 383 pages, $65

Содержанием первых номеров журнала Vanity Fair в 1920-х годах, было то, что его нынешний редактор Graydon Carter назвал «пенящейся, беспутной» современностью века джаза.

Журнал закрылся в 1936 году, в то время, когда «звезды» начали гаснуть в Европе, но был воскрешен из мертвых в эру Рейгана. Это сделали те же, кто когда-то отказался издавать Vanity Fair за демонстративное легкомыслие. Но, как писал автор журнала Christopher Hitchins в своей книге, всегда были люди, которые понимали, что «даже в мрачные времена должны быть красота, стиль и культивирование индивидуальности».

Нигде в журнале индивидуальность не проявляется сильнее, чем в портретах. Когда-то их создавали Steichen, Bruehl, Beaton, потом Weber, Newton, Benson и Leibovitz. Если Vanity Fair и был чем-то знаменит длительное время, то именно портретной фотографией, которая собрана в этой замечательной книге.—David Schonauer

Наизнанку

X-Ray By Nick Veasey
(Рентгеновские лучи)
Viking Studio, 224 pages, $40

010920091735034780

Фотографии очень хорошо описывают внешнюю поверхность вещей. Всё, что находится под этой поверхностью, остается скрытым, но соблазнительным для наблюдателя исследующего эту неизвестную часть [предмета]. Сьюзан Зонтаг (Susan Sontag)писала: «Окончательная мудрость фотографического изображения в том, чтобы сказать: Вот поверхность. Теперь думай, а лучше чувствуй, постигай интуитивно то, что должно быть под поверхностью, если она выглядит так, как выглядит».

Работы Nick Veasey – исключение из этого правила. Veasey использовал крупно-габаритный рентгеновский аппарат, – технологию созданную в битве против терроризма, – для того, чтобы посмотреть внутрь вещей, от обуви и скорлупы, до городского автобуса и коммерческого авиалайнера.

«Я работал в освинцованном помещении, с очень тяжелой свинцовой скользящей дверью, которая запечатывалась прежде, чем рентгеновский аппарат включался», писал он. «Электричество высокого напряжения направлялось на радиоактивный источник, который испускал рентгеновское излучение. Лучи проходили через объект, с которым я работал, и создавали его изображение реального размера на специальной пленке, помещенной в светозащитную упаковку». Позже, эта пленка позже сканировалась, а скан обрабатывался на компьютере.

Nick Veasey не отрицает свое маниакальное пристрастие и рассказывает, что даже спал под рентгеновскими лучами. Возможно, это ожидаемый поступок от человека, который работал с кобальтом, иридием и смотрел на мир с изнанки. —Jeffrey Elbies

За кулисами

Annie Leibovitz: At Work
(Анни Лейбовиц: За работой)
Random House, 240 pages, $40

Ричард Никсон покидает Белый Дом, 1974Совершенно необязательно быть поклонником или ненавистником Лейбовиц (кажется нет компромиссного отношения к Анни), чтобы оценить эту книгу, которая наполнена правдивыми историями, написанными на обороте ее самых незабываемых фотографий. Больше чем краткая биография, книга подробно описывает творческий процесс фотографа, который документировал наиболее значительные события и людей нашего времени. Вы узнаете, как Лейбовиц задумывала и режиссировала создание своих фотографий, какое оборудование она использовала и как убеждала свои объекты делать то, что она хотела, чтобы они делали. В наиболее интригующей главе книги, Лейбовиц подробно рассказывает об эпизодах начала своей карьеры, когда она работала рядом с такими писателями, как Hunter S. Thompson и Tom Wolfe, одновременно создавая свой собственный уникальный бренд визуальной литературы. Это книга фотографа для фотографов.—D.S.

За закрытыми дверями

America Swings By Naomi Harris
(Совокупляющаяся Америка)
Taschen, 256 pages, $500

ВНудисты из штата Миннесота на обеде в честь Дня Благодарения 1964 году, в своем знаменитом скандальном судебном постановлении о непристойности, судья Potter Stewart сказал о порнографии: «Я познаю это, когда я вижу это». Неизвестно, что Potter Stewart мог бы сделать с новой книгой Naomi Harris о тайной жизни американских свингеров, которую Harris называет репортажем. «Я начала фотографировать это, потому что никто не верил мне, когда я рассказывала о том, что видела», написала она в книге.

Уроженка Торонто, Naomi Harris училась в Международном Центре Фотографии, когда случайно встретилась и сошлась с нудистами на пляже южной Флориды. «Они были там, потому что любили быть обнаженными, и в этом не было ничего сексуального». Позже она обнаружила, что среди нудистов была много свингеров и начала их фотографировать на вечеринках по всей стране, зарабатывая доверие тем, что всегда брала разрешение на съемку, сохраняла дистанцию и ничего не носила, кроме теннисных туфель и специального ремня, на котором крепились фотопринадлежности.

Книга Harris не о коммерческом сексе, для которого эти люди не могли быть наняты из-за своей внешности. « Эти люди могут не показаться вам сексуальными, но они считают себя сексуальными и благодаря своей вере они имеют лучший секс, чем остальные». Многие персонажи Harris живут в маленьких городах, которые некоторые политики описывают как «настоящую Америку». Одно это придает значение тому, что она сделала.—Jack Crager

Наблюдая сквозь стекло

Transparent City By Michael Wolf
(Прозрачный город)
Aperture, 112 pages, $60

010920091735033309При первом взгляде на новую монографию Michael Wolf кажется, что это очередное исследование городской архитектуры. Однако, Transparent City переворачивает с ног на голову привычные представления об архитектурной съемке: вы действительно можете видеть внутренности многих зданий, потому что они сфотографированы в сумерках при внутреннем освещение офисов и комнат.

Однако, кажется, что сцены внутри окон – постановочные, как если бы Wolf дирижирует чикагской офисной жизнью, и украсил крупные планы зданий увеличенными деталями окон. Обстановка помещений, в некоторых из них, выглядит так же отчетливо, как общие виды. Другие внутренние виды сильно увеличены – видны знаки «выход», компьютерная мышь, мужчина толкающий мяч в лунку.

Попытайтесь если сможете, и вы не найдете подобные детали на максимально растянутых изображениях. Придумывает ли их Wolf, чтобы увлечь нас в рассматривание каждого дюйма? Может быть, но этим он также оспаривает основную идею своей основной работы, которая состоит в том, фотография наиболее сильна именно как документирование внешнего вида, поверхностей.—Russell Hart

Bloom and Grow

Misty Dawn: Portrait of a Muse By Jack Sturges
(Misty Dawn: Портрет Музы)
Aperture, 168 pages, $50

Misty Dawn in Montalivet, France, 1995.Каждый, кто считает фотографии Jack Sturges порнографичными, не достаточно близко их рассматривал, как ни странно это звучит. Чем дольше вы смотрите, тем становится понятнее, что его великолепные портреты, как правило, обнаженных, как правило, молодых и, как правило, женских персонажей вызывают не обыкновенное возбуждение, а скорее мурашки комфорта на вашей коже. (Если кто-нибудь, когда-нибудь способен возбудиться это не достаточная причина, чтобы порицать или отвергать эту работу).

Книга Misty Dawn: Portrait of a Muse – это двадцатипятилетнее наблюдение за физическим и физиологическим изменением человека от ребенка до совершеннолетнего взрослого. Не классически красивая, Misty Dawn часто привлекательна неуклюжестью и легче представляется нагой, чем одетой, но что привлечет ваше внимание, при перелистывании книги? – Лицо Misty Dawn, открывающее правду о том, что только время может возбуждать.—R.H.

Американские Мечты

Erwin Olaf By Erwin Olaf (Эрвин Олаф)
Aperture, 111 pages, $65

"Класс" из серии Hope (Надежда)Вскоре после 11 сентября 2001 года, датский фотограф Эрвин Олаф (Erwin Olaf) пытался создать что-то подобное картинам Нормана Роквелла (Norman Rockwell). Он раз за разом представлял себе сцены счастья, когда-то пережитые Америкой, и, в конце концов, понял, что роквеллианские образы из Эры Эйзенхауэра нельзя применять к современной Америке.

Люди на фотографиях Олафа кажутся застигнутыми на краю эмоциональной пропасти, замершими в момент, предшествующий их реакции на критическую ситуацию.

Эти серии превратились в работу Rain(Дождь), которая вдохновила автора на создание Hope(Надежда) и Grief(Горе). В итоге, все фотографии собрались в новую книгу Олафа, названную его именем. Hope и Rain рассказывают об эмоционально разных характерах, которым только предстоит отреагировать на кризис. Grief – это, по словам Олафа, «изучение первой слезы», фиксация момента после того, как человек отреагировал. Изображения притягательны, волшебны и приглашают нас заполнить своими собственными историями неудобные пространства и моменты тишины.

Задача Олафа состояла в том, чтобы запечатлеть эмоции, который сдерживаются ради привычных социальных связей, что проиллюстрировано в Grief комбинацией изысканных интерьеров и гардеробом, которые почти подавляют хрупкие живые объекты. Олаф говорит, что его работа была «вдохновлена ложью …или сильной фантазией». Поэтому, возможно, он заплатил свою дань уважения Роквеллу, в конце концов.—Lindsay Sakraida

Двое на дороге

Photographing America: Henri Cartier-Bresson & Walker Evans (Фотографируя Америку: Анри Картье-Брессон и Уолкер Эванс)
Introduction by Agnes Sire, essay by J.F. Chevrier; Thames & Hudson, 160 pages, $43

Мемфис, Теннесси, 1947, Henri Cartier-Bresson.Henri Cartier-Bresson однажды написал: «Если бы меня не задели работы Walker Evans, я не думаю, что остался бы фотографом». Подтверждение этих слов можно увидеть в шедеврах выставки, которая прошла в прошедшем сентябре в Фонде Картье-Брессона, в Париже. Наладив что-то вроде диалога между двумя великими фотографами, выставка демонстрирует, как оба человека подступили к изучению огромного пространства Америки, сбалансировав холодную отстраненность Эванса с почти папарацционной спонтанностью Картье-Брессона.

Эта новая книга вобрала в себя дух выставки, что сделало ее важной частью фотографической литературы. Критик Jean Francois Chevrier пишет в книге: «Эванс и Картье-Брессон обладают внутренне только им присущей особенностью, почти немедленно признанной в Нью-Йорке (но проигнорированной в Париже): они стали художниками, заново открыв фотографию».

Тем не менее, книга опубликована во Франции, одновременно с открытием парижской выставки, и будет издана в США в апреле.—Jean-Jacques Naudet

Красота и Болото

Meadowlands By Joshua Lutz
powerHouse Books, 108 pages, $50

010920091735034781Район Meadowlands на севере штата Нью-Джерси – тихое, но беспокойное место. Мешанина заболоченных участков простирается вдоль автострады из Манхеттена, которая способствует сохранению ужасного типа экосистемы, загрязненной многолетним сбросом мусора и облюбованной гангстерами для сброса трупов, все еще заселенной прибрежными птицами, блуждающими рыбами и ондатрами.

Токсичные участки местности используются (регенерируются) и для футбольного стадиона и для города Нью-Арка. Большая, красивая первая книга Джошуа Лутца содержит благоухающую смесь подавленности, сюрреалистичности, буржуазности и песка, из которых состоит Meadowlands.

На фотографиях можно видеть грязный канал с плавающими баржами, груженными мятыми автомобилями; священника в жестком подворотничке, почему-то стоящего в зарослях; манекен в клетчатой рубашке, лежащий вниз «лицом» в канаве; лучника, сфотографированного не в фокусе. Даже изображения, на которых нет людей, говорят о человеческих потребностях и вмешательстве [в окружающую среду]: the Delayed Cares Motel, the Happily Ever (no After) Bingo Club. Некоторые из этих фотографий отличаются от других своим воздействием на зрителя, но их сумма создает сильнейшее чувство места, а не просто сухую запись факта.

Если, по определению Лутца, для большинства людей, Meadowlands может быть «местом которое пересекаешь и забываешь на пути куда-то еще», то для автора книги оно богато горьковато-сладким искусством. —R.H.

Lives in the Rough

The Places We Live By Jonas Bendiksen
(Места в которых мы живем)
Aperture, 200 pages, $40

Мальчики играющие на водопроводных трубах, Джакарта, ИндонезияЭто разъясняющий, но огорчающий взгляд на жизнь в самых быстрорастущих местах на Земле – городских трущобах. В течение трех лет, Бендиксен жил среди натурализовавшихся иностранцев в четырех городах: Найроби, Кения; Мумбай, Индия; Джакарта, Индонезия; и Каракас, Венесуэла. Он беседовал с жителями и снимал замечательные портреты, создавал цифровые панорамы четырех стен однокомнатных домов, конструировал из них импровизированные декорации и заполнял их одетыми в лохмотья хозяевами.

Однако, эти фотографии объединяет необъяснимое чувство прекрасного и сопереживания. «Существует ли еще настолько всеобъемлющий визуальный образ клаустрофобии?», написал в предисловии книги Филип Гуревич (Philip Gourevitch). Работа Бендиксена демонстрирует не только нищету его персонажей, но также их изобретательность; как отметил Гуревич: «Люди способны легко приспосабливаться».—J.C.

http://www.popphoto.com/americanphotofeatures/5694/the-best-photo-books-of-2008.html

  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Tumblr