Вас могут лишить свободы, подвергнуть пыткам, попытаться насильно перевоспитать и даже убить

Monday, 1 October 2012
 

Статья Джона Харриса была опубликована в Гардиан 17 марта 2012 года.  В статье коротко описаны проблемы панк-музыкантов в некоторых странах, в том числе в России. Я давно перевел этот текст, но сразу “положил на полку”, потому что фотолюбительства здесь нет никакого. просто любопытно, как родоначальники рок-музыки оценивают творчество Пусси рает.

Панк-рок … жив и еще брыкается в репрессивных государствах рядом с тобой

В Англии панк-рок уже древняя история, но то тут то там недовольная молодежь проникается его анархической энергией, рискуя вызвать агрессивную реакцию властей.

John Harris, The Guardian, Saturday 17 March 2012

 

Индонезийские панки

Много времени прошло с тех пор, как «панк-рок» нагнал страху на британский истеблишмент. John Lydon (aka Johnny Rotten), лидер группы Sex Pistols, давным-давно превратился в национальную достопримечательность и сейчас рекламирует масло Country Life. [Бывший премьер-министр] Тони Блэр уже 16 лет тому назад восхищенно упомянул группу Clash в своей речи на [церемонии] Brit Awards. Панк с «шипованной» головой стал безобидной частью национального британского стиля и чем-то вроде шотландского твида. Ностальгические концерты собирают только некоторое количество престарелых панк-групп типа Buzzcocks или Sham 69.

 

Buzzcocks


Однако, в течение последних несколько месяцев, мы услышали новости, свидетельствующие о том, что, кое-где на планете, панковское сочетание инакомыслия, вопящих гитар и эксцентричной одежды вполне может вызвать ответную агрессию. Я имею в виду новости из Индонезии, Бирмы, Ирака и России. При этом, в большинство случаев, обнаруживается одно большое отличие между американо-британским панком конца 70-х и «панком», вызвавшем переполох в тысячах миль от места своего рождения. В прежние времена, быть панк-рокером означало изредка участвовать в уличных конфликтах, невозможность записать музыку и поиск случайных мест для выступлений. Сейчас, если вы продолжаете любить панк-рок в неблагоприятных политических условиях, вы можете испытать на себе давление в наиболее жестких формах. Вас могут лишить свободы, подвергнуть пыткам, попытаться насильно перевоспитать и даже убить.
В первую очередь, следует упомянуть Ирак, новости из которого, конечно, согреют сердце каждого, кто продолжает верить в то, что нападение США и Великобритании привело эту страну в прекрасный мир демократии и толерантности. На прошлой неделе, агентство Рейтерс сообщило, что, как минимум, 14 молодых людей, были забиты камнями в Багдаде, во время рейда шиитских ополченцев против молодежи, носящей прически и одевающейся в западном стиле «эмо».

Fall Out Boy

 

Для тех, кто не в курсе, термин «эмо» это сокращение от «emotional hardcore». Стиль «эмо» имеет отношение к музыке и дресс-коду, использовавшихся  в различных видах панка, придуманных в середине 80-х в Washington DC, со временем постепенно угасших и получивших известность благодаря молодежным любимцам типа Fall Out Boy, Panic! At the Disco и Paramore.  В феврале 2012 года, МВД Ирака известило, что приравнивает феномен «эмо» к сатанизму и особенно предупредило об этом молодых людей,  «из тех, кто одевается в обтягивающие одежды» и которым «нравится носить в носах и языках кольца, и другие причудливые фишечки». В то же время, министр отрицал, что иракские «эмо» провинились в чем-то настолько, чтобы их убивали, и утверждал, что «МВД не зафиксировало убийства так называемых «эмо». Все убийства были совершены из мести, по бытовым и просто уголовным причинам.»

Одно совершенно точно: личности убитых (58 жертв за последние шесть недель) указывают на то, что убийцы были гомофобами и это отражает широко распространенное в Ираке мнение, что «эмо» это не только поклонение дьяволу, но и гомосексуализм. В листовках, распространявшихся в восточном Багдаде, местным «эмо» давалось 4 дня, чтобы оставить эту «грязное занятие», под угрозой «кары Господа…руками муджахединов». По меньшей мере, два списка намеченных жертв были размножены в сети, а городские тату салоны сообщили, что испуганные молодые люди просят удалить их панковские наколки.

Суд прошедший в среду в Москве, вписал очередную главу в историю женского бэнда Pussy Riot, две участницы которого были арестованы в прошлом месяце, после того, как приняли участие в незаконном выступлении в Московской церкви и попытались исполнить анти-путинскую панк-молитву. Музыка Pussy Riot небрежная и сумасбродная, берет начало в мимолетном жанре “riot grrrl”, придуманном в Washington DC и исполнявшемся 20 лет назад группой Bikini Kill и британским бэндом Huggy Bear. Их музыка совершенно вторична относительно основной панк-идеи, но близка, скорее, к музыке феминистских групп  the Slits и the Au Pairs, чем к музыке Clash и Pistols. Полемика вокру Pussy Riot, по меньшей мере, послужила напоминанием об этой неизвестной странице панк-истории.

Bikini Kill

«Мы развили то, что эти группы делали в 1990х, при том, что  контекст и политическая обстановка в наших странах абсолютно разные», сказала одна из участниц бэнда Гараджа Матвеева, «Именно поэтому, группа была вынуждена выступать нелегально – мы никогда не выступаем в клубах или других специальных музыкальных местах. Для нас это принципиально важно». Группа, которая всегда выступает в одинаковых маскирующих шапках-балаклавах, имеет меняющийся состав, может достигать 15 человек,  и ,по мнению Матвеевой,  является «пульсирующим и растущим организмом». На этой неделе, суд продлил на 6 недель срок ареста двум арестованным участницам группы. Стало известно, что Надежда Толоконникова и Мария Алехина, две юные матери, объявили голодовку. Им было предъявлено обвинение в хулиганстве, которое может повлечь за собой семилетнее заключение. Один из российских мусульманских клерикалов, Магомедали Хузин, высказался за то, чтобы девушек приговорили к уборке московских улиц,  т.к. это «поможет им прочистить мозги от мусора».

 

Бирманская панк-группа Rebel Riot

В Бирме, напряжение вокруг панк-рок нагнетается с 2007 года, когда музыканты организовали нахальную оппозицию правящей в стране хунте. Среди них наиболее известны две банды,  No U Turn и the Rebel Riot,  члены которых носят «ирокезы» примерно как у Kings Road в1980-х. Rebel Riot возглавляет 24-летний Kyaw Kyaw. Он работает на Рангунской текстильной фабрике за 40 фунтов в месяц. Его бэнду и фанам, кажется, благоволят власти, но, при этом, они регулярно преследуются полицией. Кроме того, многие подозревают, что встречи панков проходят под негласным надзором полиции.

Лирика Rebel Riot не нуждается в разъяснении: «Не бойся! Не трусь! Борись против системы угнетения!». «Мы бедны, голодны и у нас нет шанса. Права человека не распространяются на нас. Мы жертвы, жертвы, жертвы.» Согласно недавней статье в немецком журнале Дер Шпигель, многие выступления Rebel Riot организованы местным панк-импрессарио по имени Ko Nyan: он смог найти свое место в истории бирманского панка, после того, как нашел журнал с рассказом о Sex Pistols в мусорном контейнере позади британского посольства.

Все эти истории объединяет жизнеспособность «панка» как музыкального жанра, при том, что, на своей родине, он уже превращается в самопародию. Для пресытившегося западного меломана, многие из упомянутых групп стандартны, их музыка звучит безнадежно вторично, кажется неповоротливой и находится под влиянием культурных явлений, надоевших еще три десятилетия назад. Некоторые музыканты, подражающие западным исполнителям, почти комично неправдоподобны, но это уже только наша проблема. Перефразируя Джонни Роттена, можно сказать «они все про себя понимают, чувак».

В абсолютно безмятежных окрестностях Копенгагена, расположена штаб-квартира организации, которая называется Freemuse. Ее руководители пытаются отслеживать преследования музыкантов по всей планете  и называют себя «лидирующей организацией, защищающей свободу самовыражения музыкантов». Программному директору Freemuse, Оле Рейтов (Ole Reitov), совершенно очевидно, что «панк» подвергается чрезмерным репрессиям.

«Вы много слышали о столкновении цивилизаций,» сказал он мне, «но, часто, события свидетельствуют о столкновениях внутри цивилизаций. В разных странах вы видите похожие  симптомы и все зависит от того, как именно ты поступишь, если почувствуешь бессилие. Во многих случаях, выбор отсутствует, и вы можете быть только экстремалом, относительно, так называемых, «нормальных».

Он полагает, что сейчас, одновременно, происходит усиление религиозного фундаментализма и распространение сетевых коммуникаций. Это означает, что каждый аспект [любой] субкультуры можно  быстро распространить по всему земному шару. «Оглянитесь на 50 лет назад, » сказал он. «В то время, далеко не каждый человек знал, как выглядят Shadows  или Beatles. Сейчас вы узнаете это мгновенно и какому-нибудь монголу из Улан-Батора знаком язык жестов, который употребляется в рэп-музыке, а в Ираке, убитые молодые люди знали, как одеваются эмо..»

В декабре прошлого года,  в городе Ачех, столице индонезийской провинции, в которой есть своя шариатская полиция, состоялся панк-концерт. Местные власти обвинили организаторов концерта в получении разрешения по поддельным документам. 64 участника концерта были арестованы и переданы в «исправительную школу». Их «индейские» прически были насильно сбриты, так как считается, что они оскорбляют исламские традиции. Как сообщил представитель полиции, группа панков была задержана «для переобучения»  в соответствии с местными нормами морали.  Демонстрации против задержания панков прошли не только в Индонезии, но и в Лондоне и Сан-франциско.

Индонезийские панки Cryptical Death

Это не первый подобный случай за 20-летнюю историю индонезийского панка, объяснил по телефону из Джакарты Fathun Karib, тридцатилетний член панк-металлической группы Cryptical Death и автор фундаментальной работы об этой музыке. Он возложил ответственность за события в Ачехе на местных политиков, борющихся за голоса избирателей. «Они просто хотят создать впечатление. Они сажают панков в исправительные лагеря для того, чтобы создать видимость хорошей работы. В преставлении местных жителей, панк – социальная проблема, значит, арест музыкантов это только политическая  игра. Однако, сейчас, панки имеют выход во всемирную сеть, поэтому, инцидент получил больший резонанс, чем расчитывали местные политики.»

По его словам, в Индонезии есть два вида любителей панка. Одни увлечены образом жизни панков, стремятся быть «детьми улицы», нищенствует, занимается мелкими криминальными делишками и провоцируют власти. Другие панки являются частью сообщества со своей моралью и идеологией, которое развивается с конца 80х. Эти два вида панка очень отличаются друг от друга. Но правительство и общество думает, что, если вы носите ирокез и ботинки, вы — панк и все панки одинаковы. Можно сказать, что полиция арестовала детей в Ачехе, просто логично предположив, что ирокезы это признак настоящего верующего.

Первая волна индонезийского панка нахлынула в первой половине 90-х. В это время, появились группы с названиями типа Submission, Антисептик и очень  элегантным именем Dickhead. Широко распространились записи британских групп, таких как Sex Pistols и Exploited ( шотландская банда. старые читатели могут помнить их дебютный альбом Punk(sic) Not Dead, а так же их единственное появление на вершине Top of the Pops в 1981 году, очень обсуждаемое в британских школах весь следующий день).

Вторая индонезийская панк-фаза началась в 1996 году, вдохновленная  американскими фан-журналом и звукозаписывающим лейблом Profane Existence , а также британской бандой Crass, объединенной анархистской идеологией. Все это происходило одновременно с переменами в индонезийском обществе и усилением оппозиции режиму Сукарто, который пал в 1998 году.  На следующий день, сказал Кариб, панки оказались предоставлены сами себе. «Мы продолжали играть свой панк, но без прежнего внимания властей. Они были сконцентрированы на студенческом движении, а не на музыке».

The Exploited

Третья фаза, случилась, когда местный панк стал «более международным».  Например, в 2006 году, в Джакарте выступили Exploited.  С тех пор, панк-рок укоренился по всей Индонезии. Сейчас существуют тысячи бэндов, сказал Кариб. Вы можете обнаружить панков по всей стране. Панки есть на Суматре, в Джакарте, на Бали…везде»
Кариб полагает, что события, подобные ачехским, и соответствующая реакция международной общественности,  обязательно повторятся в будущем.

В конце нашего разговора, я задал ему неизбежный вопрос:  «Что привлекает тебя в музыке и субкультуре, которая была придумана 40 лет назад?» Его ответ прозвучал с некоторой страстью, которую мы могли встретить в Лондоне, горячим панковским летом 1976 года. «Это просто выражение чувства свободы и самоценно,» сказал он. «Панк всегда оппозиционен доминирующей культуре. Вот почему людям нравится панк-рок»
http://www.guardian.co.uk/music/2012/mar/17/punk-rock-state-oppression-burma/print#history-link-box


Sorry, the comment form is closed at this time.

Switch to our mobile site