“Они не были особо шокированы или возмущены насилием над собой”

Tuesday, 4 August 2009

Весной, федеральный окружной суд обязал Пентагон обнародовать 44 фотографии издевательств над заключенными тюрьмы Абу Грейб в Ираке. Однако президент Обама выступил против публикации снимков. По его мнению, обнародование новых фотографий, на которых заснято бесчеловечное обращение американских военнослужащих с иракцами в Абу Грейб, приведет к увеличению числа нападений на американский контингент в Ираке и Афганистане.

Ниже публикуется письмо в газету The New York Times военного следователя Вильяма Квина (William Quinn), служившего в Абу Грейб и излагающего типичные аргументы в защиту запрета на публикацию фотографий, а также ответ на это письмо Александра Абдо (Alexander Abdo), американского защитника прав человека.

Следователь обосновывает свою позицию необходимостью соблюдения неприкосновенности частной жизни. Защитник прав человека, наоброт, требует эту неприкосновенность нарушить, чтобы обеспечить гласность при расследовании случившегося в иракской тюрьме.

Решение окружного суда будет опротестовано юристами Белого Дома.

abu-ghraib-dog-attack

Взгляд с другой стороны камеры тюрьмы Абу Грейб
The Other End of the Abu Ghraib Camera
By WILLIAM QUINN
Washington
http://www.nytimes.com/2009/07/25/opinion/25quinn.html

Несмотря на требования защитников прав человека обнародовать фотографии издевательств над военными заключенными, Сенат наложил запрет на их публикацию. Президент Обама поддержал это решение. Это хорошие новости. Засекречивание скандальных фотографий позволит защитить основные права заключенных на неприкосновенность частной жизни и сохранить их чувство собственного достоинства.

После публикации в 2004 году фотографий издевательств над заключенными в тюрьме Абу Грейб, я, вместе со многими американцами, испытал одновременно чувство омерзения и удовлетворения. Я был потрясен тем, что солдаты на фотографиях носят американские имена, но был доволен, потому что тот, кто совершил утечку этих фотографий, сделал очень важный шаг к исправлению нашего ужасно неправильного обращения с заключенными в Ираке.

Сейчас я осознаю, тем не менее, что уделил мало внимания главным объектам фотографий, иракским заключенным. Конечно, я сочувствовал им, но не думал, страдает ли их чувство собственного достоинства вследствие постоянного демонстрирования их обнаженных тел в средствах массовых информаций.

Меньше чем через год [после публикации фотографий], я служил военным следователем в Абу Грейб. Мы строго соблюдали правила, и я верил, что моя страна поняла, что плохое обращение с заключенными противоречит ценностям нации и вооруженных сил. Я надеялся, что иракцы знали о пережитой нами переоценке ценностей и что мы теперь более уважительно относимся к правам заключенных.

Поэтому, я был удивлен результатом обсуждения фотографий сделанных в Абу Грейб с членами повстанческих групп, находившихся под нашим попечением. Они не были особо шокированы или возмущены насилием над собой, которое расценивали как норму для иракской тюрьмы. Живя под зверской диктатурой Саддама Хусейна, заключенные расценивали физическое и психологическое насилие как стандартный опыт в тюрьме, особенно в такой как Абу Грейб. Их повергло в ужас только распространение фотографий в мировых средствах массовой информации.

Один заключенный, бывший идеолог большой группы сопротивления в Багдаде, настойчиво утверждал, что публикация фотографий была тщательно спланированной акцией вооруженных сил США. Он сказал мне, что мои начальники хотели унизить иракцев и показать всему миру как животных.

Я настаивал на том, что причиной публикации является демонстрация правонарушений наших военных. Я также сказал ему, что не журналисты и не военнослужащие приняли решение о публикации этих фотографий. Он не поверил мне и утверждал, что это лишь часть секретной программы, целью которой является унижение иракцев.

Сначала я подумал, что этот заключенный искажает факты в соответствии со своей собственной конспирологической теорией. Но позже, услышав от других иракцев похожее мнение, я начал подозревать о существовании среди них глубокого недопонимания наших действий. В наших попытках разоблачить правонарушение и добиться правосудия, иракцы видят расчетливое унижение людей изображенных на фотографиях. Ценности открытого правительства и свобода информации, исключительно важные для нашей политической культуры, служат поводом для некоторых иракцев ошибочно истолковывать наши мотивы. Стремление наших средств массовой информации к прозрачности правительства входит в противоречие с желанием иракцев предотвратить унижение своих соотечественников.

Поразмыслив, однако, я осознал, что наши ценности не слишком отличаются [от ценностей иракцев]. Американцы придают большое значение чувству собственного достоинства человека, и мы часто говорим о праве на неприкосновенность частной жизни, особенно для жертв насилия. Если бы заключенные в Абу Грейб были американцами, бросились бы СМИ опубликовывать изображения их обнаженных тел? Если бы один из заключенных был, например, мой брат, думаю, моя реакция могла быть совсем другой и часть моего недовольства была бы направлена на тех, кто опубликовал эти фотографии.

В дискуссии, развернувшейся вокруг возможной публикации других фотографий насилия над заключенными, я услышал много мнений американцев. Некоторые чувствуют, что мы должны опубликовать фотографии для того, чтобы люди могли узнать всю правду об издевательствах. Другие полагают, что они должны быть опубликованы, потому что сокрытие правды может стать опасным прецедентом.

Есть также те, кто предостерегает, что публикация фотографий может привести к увеличению количества нападений на американцев в Ираке. Последний аргумент предполагает, что иракцы будут недовольны, когда узнают о наших поступках в Абу Грейб. Возможно, теперь мы сможем окончательно понять, как в действительности иракцы относятся к этим фотографиям.

Вильям Квин (William Quinn) служил сержантом в армии США в Ираке в 2005-2006 годах.

Abu1450

Фотографии пыток

The Torture Photos
To the Editor:
Re “The Other End of the Abu Ghraib Camera” (Op-Ed, July 25):
http://www.nytimes.com/2009/08/01/opinion/l01ghraib.html?_r=1&emc=tnt&tntemail1=y

Вильям Квин (William Quinn) обосновывает запрет публикаций фотографий издевательств американского персонала над заключенными тем, что права заключенных на частную жизнь важнее гласности в расследовании преступлений. Это опасный аргумент.

Если его принять, фотографическое доказательство нарушений прав человека, которые исторически использовалась для защиты прав жертв насилия, будут нечасто появляться на свет.

Суд постановил, что гласность и право на неприкосновенность частной жизни могут быть удовлетворены публикацией фотографий при условии сохранения в тайне личностей заключенных. Американская Ассоциация Гражданских Свобод (A.C.L.U.) попыталась опубликовать эти фотографии в точности с указанием суда.

Министерство Юстиции недавно заявило, что возможно предпримет расследование деятельности следователей, которые использовали пытки, но не высокопоставленных официальных лиц, санкционировавших их. Таким образом, Министерство Юстиции неявным образом поддерживает миф о том, что пытки совершались некоторыми «плохими яблоками» («оборотни в погонах» – рус.). Но, в этом случае, тем более имеет смысл предать гласности факты плохого обращения с заключенными. Эти фотографии подчеркивают, что пытки и издевательства широко применялись и были системными.

Alexander Abdo (Американская Ассоциация Гражданских Свобод)
New York, July 27, 2009


Sorry, the comment form is closed at this time.

Russian Press Photo 2012

`
  • Alexander Demianchuk: A woman walks with balloons
`

Switch to our mobile site

Switch to our mobile site